Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Рецензии на спектакли >>

Евгений Миронов и Чулпан Хаматова в спектакле Тимофея Кулябина по первой пьесе Чехова

«Иванов» в Театре Наций: Кто-то сломанный не хочет быть целым

«Иванова» Антон Павлович Чехов написал в 1887 году - специально для Театра Корша, в здании которого теперь находится Театр Наций. Первая редакция, аттестованная автором как комедия, продержалась на подмостках три вечера, но уже вторую, более драматическую версию, приняли очень тепло. В программке к новому спектаклю приводятся слова Владимир Немировича-Данченко, писавшего Чехову, что «Вы талантливее нас всех <…>, но «Иванова» я не буду считать в числе Ваших лучших вещей», мол, это «первоначальные наброски прекрасных вещей». Удостоенный премии Ассоциации театральных критиков в 2015 году за «Трёх сестер» в новосибирском театре «Красный факел», Тимофей Кулябин взялся показать к 130-летию пьесы, какие наброски там рассмотрел Немирович-Данченко и почему сам Чехов метался между комедией и драмой при написании «Иванова».

Не то чтобы эту пьесу мало ставили - ставили нередко и по всему миру, в России за неё брались и Олег Ефремов, и Валерий Соломин, и Генриетта Яновская, и Юрий Бутусов, а заглавную роль исполняли Иннокентий Смоктуновский, Евгений Леонов и Андрей Смоляков. Тем не менее ранний текст уступает в популярности остальным пьесам классика, что с одной стороны и неудивительно: «Иванов» будто бы еще не совсем чеховский, максималистский в обличении мещанского максимализма, однако уже в нём сквозит та экзистенциальная тоска, которую Чехов сформулировал известной строчкой - «Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься».

«Иванов» в Театре Наций: Кто-то сломанный не хочет быть целым

Кулябин помещает историю в разряженную современность - телевизионно нарядное условное сегодня. Его «Иванов» - это ситком, в который врезаны сцены из драмеди, или трагедия, готовая в любой момент обратиться фарсом. Первая декорация - обычная квартира с телевизором на кухне, желтой ложкой для обуви, стеной фотографий и заставленным цветами балконом. Разоренный Николай Андреевич Иванов (Евгений Миронов) возится в кабинете с бухгалтерией, на кухне хлопочет Анна (Чулпан Хаматова) - его смертельно больная жена, урожденная Сарра, отказавшаяся от веры и от имени ради любви. Здесь же обитает дядя Иванова - некогда граф (sic!) Шабельский (Виктор Вержбицкий), изнывающий ныне от тоски и изводящий домочадцев, а также регулярно захаживает Боркин (Александр Новин) - человек небогатый, но крайне предприимчивый, готовый ухватить за хвост любое подвернувшееся богатство. Иванов уже должен денег, а ему нужны еще - на оплату рабочим и на лечение Анны за границей. Судорожно он пытается понять, как жизнь его загнала в угол, если он всё делал по-своему.

После первой сцены загорается деловитый синий свет, выходят рабочие, уносят стулья, сама декорация уезжает - и на её место устанавливают следующую, дачную. Там Лебедевы, которым Иванов задолжал, празднуют день рождения дочери Саши (Елизавета Боярская). Павел Кириллыч (Игорь Гордин) балагурит, порывается играть на гитаре и встречает гостей в звериной шкуре. Из приёмника играет «О боже, какой мужчина». Это настоящий ад состоятельной безвкусицы, где правит Зинаида Савишна (Наталья Павленкова) - ей боится перечить муж, Иванов подсаживается к ней с видом провинившегося школьника, чтобы договориться об отсрочке. Потраченный жизнью Гамлет приходит на поклон к новым мещанам, которым всегда себя противопоставлял, но оказался должен. Вот он такой забавно-возвышенный в своих домашних сандалиях, такой нелепый в разных тапках, найденных в дачной прихожей. Мучается, что взвалил на себя так много, когда всё вокруг напоминает комедию.

«Иванов» в Театре Наций: Кто-то сломанный не хочет быть целым

«Иванов» и строится на таких контрапунктах: разговоры, достойные трагедии, сопровождаются попсой и житейским дурачеством, а в идеальном порядке декорации (сценография Олега Головко) постоянно что-то падает. Первым отваливается от стены домофон, когда Шабельский возвращается домой, потом оказывается на полу ложка для обуви - скорее всего, случайно, но Новин реагирует на этот шум по-настоящему, как так и задумано. В офисе Иванова валятся на пол пепельницы и урны. Что-то прогнило в распланированной жизни «не так, как у всех», выбит из сустава не век, но человек.
Кулябин еще и иначе выставляет акценты, внося правки в чеховский текст (впрочем, драматург проекта - театральный критик и арт-директор фестиваля NET Роман Должанский). В реплике про то, что жизнь нужно строить по шаблону, а для женитьбы выбирать «заурядное, серенькое, без ярких красок», характеристика «синий чулок» заменена на «интеллектуалку». В монологе Иванова про то, что «в двадцать лет мы все уже герои, за все беремся, всё можем, и к тридцати уже утомляемся, никуда не годимся», цифры заменены на двадцать пять и сорок - примерная рамка активного возраста современного деятельного человека.

Тут не лишним будет заметить, что Кулябин ставит «Иванова» в тридцать два, в то время как Чехову было двадцать семь, когда он написал пьесу. Вдобавок с тех пор ритм жизни вырос - и на сцене, и на телеэкране, и за их пределами. Хичкоковский закон, что «кино - это жизнь, из которой вырезано всё скучное», давно перекочевал в реальность. Напряженная драматургия повседневности не даёт перевести дыхание, рефлексия вытесняется необходимостью постоянного действа, концентрируется в сосредоточенном редком молчании. Замирая спиной к залу в эпицентре суеты, Миронов виртуозно передает желание отсутствия. В его истории не может быть условно трагического финала - ни разрыва сердца, как в первой редакции, ни пистолетного выстрела, как во второй. Может только медленно погаснуть экран, потому что «Иванов» - телешоу, прокручиваемое в голове героя, который превращает окружающих в занятные карикатуры, назначая им характеры. Надсадное, ангельское страдание он видит в Анне-Сарре, которую играет Хаматова. Чертовски органичен в роли душевного, но трусливого отца и супруга Лебедева Игорь Гордин. Боярской очень идёт молодая, самоотверженная любовь - больше, чем уверенная холодность её широкоэкранных героинь. Так выключение телевизора рифмуется с угасающим сознанием - тот сложный баланс, который, вероятно, Кулябин и старался извлечь из чеховского текста.

«Иванов» в Театре Наций: Кто-то сломанный не хочет быть целым

Подписаться на рассылку новостей
Поиск по меткам

обсуждение >>

№ 3
квадрат   11.11.2017 - 18:12
На любителя. Я в принципе не люблю когда пьесы Чехова или Шекспира переносят в наши дни. Кто-то любит. Понятно,что режиссеры таким образом говорят,что эти пьесы вне времени и всегда актуальны. Понятно... читать далее>>
№ 2
Эдуард Шестаков, режиссёр (Иерусалим)   16.06.2017 - 21:18
Беата, а сейчас по-другому нельзя -- тут же объявят театром прошлого, а то и ещё хлеще! Вот и "отваживаются" на какие угодно реновации, лишь бы быть в авангарде процесса. Вспомнилась вычитанная... читать далее>>
№ 1
Беата (Москва)   13.02.2017 - 23:09
По описанию -чистый кошмар. Хорошо, что прочитала. Но, можно сказать, если такое ставят, значит это кому-нибудь нужно. читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

драма, комедия
Великобритания, 2017
приключения, семейное кино, фэнтези
США, 2017
комедия, мелодрама
Россия, 2017
мелодрама, эротика
США, 2017
комедия, приключения
США, 2017
притча, трагикомедия
Россия, 2017
комедия, семейное кино
Россия, 2017
боевик, научная фантастика, приключения, фэнтези
США, 2017
драма, социальная драма
Россия, 2017
биография, драма, исторический фильм, экранизация
Великобритания, США, 2017
комедия
Франция, 2017
мистика, фильм ужасов
Канада, США, 2016
все фильмы в прокате >>