Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История театра >>

Владимир Ильич Ленин – знаковая фигура революционной эпохи. Образ Ильича оставался одним из главных политических символов на протяжении всей истории советского государства.
После смерти Ленина в январе 1924 года была создана комиссия по увековечиванию его памяти, под председательством Феликса Дзержинского, что стало началом создания культа Ленина.
Первый деревянный Мавзолей (проект А. В. Щусева)
Так, 22 января 1924 года был открыт первый памятник вождю пролетарской революции, который был заложен рабочими Глуховской мануфактуры еще при жизни. В этом же году стали издаваться альбомы фотографий В.И. Ленина. Одним из первых был скромно изданный форматом почтовой открытки альбом-буклет «Ильич».
В литературе первоначально основное место в Лениниане занимала поэзия. В январе 1924 года Михаил Герасимов написал стихотворение «Его памяти», на смерть вождя откликнулись А. Акопян, Н. Асеев, Э. Багрицкий, В. Сосюра, С. Стальский, Г. Табидзе и другие поэты. В октябре 1924 года была опубликована вершина Ленинианы — поэма Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Своими путями шла к образу Ленина и проза. В 20-х годах сначала было распространено косвенное воссоздание образа Ленина, образ-упоминание, затем появились первые произведения, в которых Ленин фигурирует как действующее лицо. (Краткая литературная энциклопедия)
Первая попытка воспроизвести на экране образ В.И.Ленина связана с использованием опыта хроникальных съемок. В 1919 году режиссер В.Р.Гардин и оператор А.Левицкий сняли одну из актерских сцен агитфильма «Девяносто шесть» на Красной площади в момент выступления с грузовика В.И.Ленина. В 1927 году вышли два фильма («Русские не сдаются» и «Октябрь»), в которых В.И. Ленина «сыграл» непрофессиональный актер Василий Никандров.
Однако выведение на сцену актера в роли Ленина казалось долгое время делом ошеломляющей новизны. Правда, в марте 1924 года в кремлевском клубе имени Свердлова был показан спектакль «Гибель самодержавия», в котором впервые была сделана попытка воплотить на сцене образ Владимира Ильича Ленина. Пьесу написал и поставил Юрий Тарич, он же выступил и в роли Владимира Ильича, обратившегося к массам с балкона дворца Кшесинской. Но это была, скорее самодеятельность – спектакль поставили участники Курсантского театра в Кремле.
Первые пьесы о В. И. Ленине на профессиональной сцене были поставлены в 1937 году, в дни 20-летия Октябрьской революции: «На берегу Невы» К. А. Тренева в Малом театре, «Правда» А. Е. Корнейчука в Театре Революции, «Человеке ружьем» Н. Ф. Погодина в Театре имени Евг. Вахтангова.
В Малом театре В.И. Ленина сыграл Павел Оленев, в Театре Революции – Максим Штраух, в театре им. Вахтангова – Борис Щукин.
Начало театральной Ленинианы
«1937 год. Один из самых страшных в истории страны. Нужно было сыграть Ленина так, чтобы, с одной стороны, показать, что это вождь мирового пролетариата, очень доступный и всепонимающий, но с другой – никак нельзя было допустить перебора – чтобы другой не менее мудрый вождь – Иосиф Сталин – не показался по сравнению с Лениным слишком мелким» (Юрий Москаленко)

В статье «Первые опыты» («Правда», 1939 год, 20 января) Николай Погодин писал: «О сценическом воплощении образа Ленина говорить… рано. {} "Правда" А.Корнейчука, "На берегу Невы" К.Тренева и "Человек с ружьем", где впервые на сцене появляется Ленин, - это первые, ученические работы, это робкие попытки дать эскизы образа, который трудно себе представить во всей полноте. Сначала, когда возникло предложение написать для театра пьесу, в которой бы в числе действующих лиц значилось имя Ленин, я не мог заставить себя поверить в осуществимость такого предложения. Помимо понятного человеческого волнения, которое трудно, почти невозможно преодолеть, надо представить себе простую психологию работы драматического писателя. Так или иначе вы должны руководить образом, давать ему определенные действия... Но как руководить образом Ленина?»

Такие же сомнения испытывал и актер Максим Штраух. В своей книге «Главная роль» (Москва, ВТО, 1977 год) он делился воспоминаниями: «Однажды… по театру разнеслась Максим Штраух в роли Ленина (Театр Революции, 1937 год)интересная весть: председатель Комитета по делам искусств П. Керженцев пригласил к себе наших лучших драматургов — А. Толстого, К. Тренева, А. Афиногенова, В. Вишневского, Н. Погодина, А. Корнейчука и предложил им принять участие в закрытом конкурсе на написание пьесы, посвященной торжественной дате XX годовщины Октября.
Было высказано пожелание попытаться создать даже образ самого Ленина! В самом деле, коль скоро отображать такие события, то как же без Ленина?! Вывод логичный, но он показался всем тогда невероятно смелым. Смелым до дерзости! {}
А. Афиногенову и В. Вишневскому, к сожалению, пьесы просто не задались. У А. Толстого дело тоже не ладилось. Приходится поэтому начинать обзор с Н. Вирты. Его «Земля» была показана на сцене МХАТ, но где же там Ленин? Его нет. Использован «прием отражения». О Ленине рассказывает крестьянин-ходок, побывавший в Кремле. Такой прием, конечно, имеет право на жизнь. Но для прямого решения ленинской темы этого недостаточно.
К. Тренев в пьесе «На берегу Невы» хотя и вывел на сцену самого Ленина, но... не дал ему заговорить. Бессловесный проход из кулисы в кулису. Это тоже не в полной мере решало задачу. А вот в «Правде» А. Корнейчук отважился показать Ленина в двух сценах и наделил его текстом. Наконец, у Н. Погодина в «Человеке с ружьем» Ленин действует уже в трех отлично написанных сценах. {} И хотя «урожай» конкурса количественно был невелик — значение его огромно, он положил начало Лениниане в театре.
Н. Погодин был с нашим театром тогда не в ладах. Поэтому на его пьесу мы рассчитывать не могли. Так и вышло: она «уплыла» от нас в Театр имени Вахтангова.
Николай Васильевич Петров, уже раньше ставивший пьесы А. Корнейчука, был творчески близок с драматургом. Надо также полагать, что для получения его пьесы «Правда» Н. Петров проявил инициативу, потому что создать юбилейный спектакль к ХХ-летию Октября каждый режиссер считал для себя большой честью. Таким образом, в этом «пасьянсе» пьеса А. Корнейчука досталась нам — театру Революции.
Ее прочитали на труппе. Сразу возник кардинальный вопрос: кому же играть Ленина?
Тут-то Николай Васильевич мне и признался:
— Помните, я вас просил снять очки? Я разглядывал ваши глаза. Проверял для себя вашу кандидатуру на роль Ленина. В тот момент принял окончательное решение. Я и раньше думал о вас... Я как сыщик следил за вами. Так что готовьтесь: вам играть Ленина!
Я так и опешил. Кажется, даже рассмеялся — настолько это предложение казалось фантастичным, невероятным. Даже несерьезным. Что это — шутка, розыгрыш?
— Да кому же могло взбрести такое в голову?!
— Мне! —
отпарировал Петров.
Я даже посмотрел на себя в зеркало. Совсем, нисколько не похож! Нет, невозможно! Это легкомыслие режиссера! {}
Итак, Н. Петров остановил свой выбор на мне и объявил об этом во всеуслышание довольно решительно. Можете себе представить, каково было мне, актеру, это услышать!
Скульптор лепит фигуру Ленина — она вне его. Художник рисует портрет — он вне его. Поэт или драматург пишут о Ленине — образ живет в авторских строках.
А как у актера?
Он должен уметь слиться с образом до той степени, когда будет иметь право торжественно про возгласить: я — есмь! Сказать: я — Ленин! Ну-ка, попробуйте, наберитесь храбрости, чтобы иметь право — гражданское, профессиональное, этическое, нравственное, какое хотите,— такое изречь!
И потому не случайно образ Ленина возник в театре и кино позже, чем в других видах искусств. {}
Было отчаянно трудно. Казалось, все против меня! И мои внешние данные: ведь я на Ленина совсем не похож!..»
О своей работе над ролью Максим Максимович Штраух писал и в небольшой заметке, опубликованной в газете «Правда» в 1939 году: «В пластическом образе Владимира Ильича я пытался добиться максимального сходства. Важно было создать облик таким, каким он живет в сознании масс. Это была кропотливая работа, мозаичная работа. В каждой фотографии удавалось разгадать и найти какую-нибудь новую ценную деталь: в одной - линию рта, в другой - манеру подстригать усы, в третьей - улыбку и прищуренный глаз, в четвертой - складки на жилете. Меня долго мучило, что у Ленина на фотографиях крепкие, крупные руки, а у меня другие. Потом я старался держать все время какой-нибудь предмет в руках, от чего рука казалась крупнее.
Зрительный образ врезается в память и наше сознание, пожалуй, сильнее, чем образ литературный. В моем сознании Чапаев, например, живет в образе, созданном Бабочкиным. И я сам себя ловлю на том, что подлинные фотографии Чапаева, кажутся мне непохожими на него.»

С точки зрения сегодняшнего дня мемуары Штрауха — обычные воспоминания артиста о работе над сложной ролью. Но и он, и Борис Щукин жили и творили не «сегодня», а в непростое и беспощадное время массовых репрессий. Люди с опаской разговаривали друг с другом, ведь любое неосторожное слово, намек могли повлечь за собой арест, ссылку…
Все, кто работал над спектаклями, положившими начало театральной Лениниане, сильно рисковали – и в житейском плане, и в творческом. С одной стороны, прошло совсем немного времени со дня смерти Ленина, и были живы те, кто хорошо его знал и помнил. С другой стороны – нужно было следовать положениям приказа Всесоюзного комитета по делам искусств «О порядке постановки пьесы Н. Погодина «Человек с ружьем», а также других, воспроизводящих образ Ленина». Нельзя было не учитывать и другие обстоятельства…
Премьера пьесы А. Корнейчука «Правда» в Театре Революции состоялась 5 ноября 1937 года, через неделю в Театре Вахтангова. Роль Ленина сыграл Борис Щукин. Сравнивая игру исполнителей, Крупская писала тогда в «Правде»: «Надо сказать, что обоим артистам, играющим Ильича... удалось показать Ленина на трибуне, у товарища Штрауха даже в голосе слышались иногда нотки Ильича...»
Для Бориса Васильевича Щукина роль Ленина в пьесе Николая Погодина «Человек с ружьём» стала роковой, серьезно подорвав здоровье актера. Утром и днём — репетиции в театре, ночью — съёмки у Михаила Ромма в картине «Ленин в Октябре». Нужно было успеть к 7 ноября выпустить и фильм, и спектакль.

Ольга Симонова-Партан «Ты права, Филумена!»: «В страшном для России 1937 году, к «Человек с ружьем (1937)» Ленин — Борис Щукин, Шадрин — Толчановдвадцатилетию советской власти, Рубен Симонов ставит пьесу Николая Погодина «Человек с ружьем». Спектакль, в котором два истинных вахтанговца — Борис Щукин и Рубен Симонов — сменили старинные маски Тартальи и Труффальдино на новые, революционные. Друзья-комедианты неожиданно перевоплотились в вождей пролетариата — Щукин в Ленина, а Симонов в Сталина. Этот спектакль был не чем иным, как грандиозным сальто-мортале — смертельным (вдруг вождю не понравится?) трюком двух вахтанговских учеников — во спасение театра имени Учителя в разгар сталинского террора. Или сорвешь аплодисменты публики и удостоишься кремлевской похвалы, или разобьешься насмерть — так, что и костей не соберешь. Они были первыми, кто отважился на такое на сцене. Это сальто-мортале удалось и стало для Театра чем-то вроде охранной грамоты. {}
В своей книге «Укрощение искусств» бывший музыкант вахтанговского оркестра, сбежавший на Запад, Юрий Елагин, описывает, как Симонову, исполнявшему роль Сталина на правительственном концерте в Большом театре, от страха не подчинялся язык. Я не думаю, что Елагин преувеличивает. Судя по семейным преданиям, Рубен Николаевич панически боялся советской власти. Что касается Бориса Щукина, то для него задача воплотить роль Ильича на экране и на сцене была тяжелейшей и наиопаснейшей. Правдив ли Щукинский Ленин или сведен до маски доброго и справедливого вождя, с полностью удаленной картавостью? С этой точки зрения особый интерес представляют опять же неподцензурные воспоминания Елагина, очевидца событий. Елагин пишет о том, как Борис Щукин вживался в роль Ленина, работал над образом, встречался с Надеждой Крупской и соратниками Ленина, изучал ленинские работы. Постепенно Щукин и в жизни стал перевоплощаться в Ленина, имитируя его походку и речевую характерность. Летом 1937 года актер пережил серьезный нервный срыв и был отправлен для выздоровления в правительственный санаторий «Барвиха». Создав образ вождя на сцене и на экране, гениальный актер буквально сгорел дотла. Интересно и то, что принимающий спектакль чиновник, Платон Керженцев, в прошлом близкий соратник Ленина, сказал Щукину, что его Ленин не имеет ничего общего с оригиналом, несмотря на его звание народного артиста, и… разрешил вахтанговцам играть спектакль. Почему? Очевидно, потому, что этот Ленин был грандиозной стилизацией, а не революционным фанатиком, одержимым идеей мщения за смерть брата Александра. Борис Щукин, конечно же, был вынужден играть приторно-добренького, полукомедийного, а не кровавого вождя. Именно эта щукинская маска Ильича легла в основу Ленинианы в советском искусстве. Именно эта маска, по моему глубочайшему убеждению, в некотором роде защитила театр от уничтожения, дав ему статус неприкосновенности. Щукин-Тарталья стал первым Лениным страны, Симонов — Труффальдино — первым Сталиным».

Образ Ленина, созданный великими мастерами Щукиным и Штраухом, задал спасительные ориентиры для других артистов, и остался в массовом сознании эталонной версией образа вождя.
Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

драма, мистика, триллер
Россия, 2016
киноповесть
Германия, США, Франция, 2016
семейное кино, фильм о животных, экранизация
США, 2017
мистика, триллер
Германия, США, 2017
комедия
Австралия, 2016
боевик, драма, криминальный фильм
США, 2017
комедия, приключения
США, 2017
триллер, экранизация
Великобритания, Канада, США, 2017
музыкальный фильм
Латвия, Россия, 2016
комедия, мелодрама, приключения, семейное кино
Россия, 2015
драма
США, 2016
мелодрама
Россия, 2017
все фильмы в прокате >>