Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История театра >>

Есть престранные созданья, Театрал
Пресмешной оригинал,
Есть господне наказанье
Под названьем — театрал
Жизнь свою он начинает
В час, когда в театр идет,
А до той поры страдает.
Ждет, томится, не живет.


Эти незамысловатые вирши принадлежат В. Р. Зотову и взяты из книжечки «Петербургский театрал», которая проиллюстрирована «пресмешными» литографиями В. Ф. Тимма, где художник показывает театрала в различные моменты его жизни — как тот томится в безделии, ожидая часа начала спектакля, как приходит в постоянную ложу, как провожает на рысаке разъезд артисток, считая это своим долгом, как ждет не дождется балета, а вернее — выхода балерин.

ТеатралЧтоб на сцене ни играли,
— Все равно для чудака,
Лишь бы только танцевали
Хоть, пожалуй, трепака.


А танцевали тогда не только в спектаклях балетных или оперных, но и драматических. Например, в «Комедии о войне Федосьи Сидоровны с китайцами. Сибирской сказке в двух действиях, с пением и танцами» Н. Полевого.
На литографиях Тимма театрал почти не шаржирован. Это скорее комедия нравов, нежели комедия характера. Хотя один лист нельзя не принять за карикатуру: на переднем плане громадный полевой бинокль и уставившийся в него глаз театрала.
...Фельетонистов и карикатуристов середины XIX века театрал занимал сильнее, чем сам театр.
В. Тимм, выпускавший первый в России юмористический журнал «Листок для светских людей», за все время его существования (1839—1844) поместил только один фельетон с карикатурами на постановку «Руслана и Людмилы» в петербургском Большом театре, а Александрийский удостоился лишь «комедией в зале», именно в зале, а не на сцене. На карикатуре Тимма — ложа, полная зрителей: один зевает, другой сморкается, третий отвернулся от сцены, а четвертый напряженно что-то там высматривает в бинокль.
Театрал
А привлекал тогдашний театрал к себе внимание потому, что именно он диктовал свои вкусы театру. А. Брянский в главе «Театр в эпоху крепостничества», ссылаясь более чем на десяток источников, добрую половину очерка отдает описанию «гидры Александрийского театра, сиречь публики», по выражению Н. В. Гоголя.
Театрал

Остался вне его внимания лишь, пожалуй, очерк В. Г. Белинского, посвященный Александринке и сопровождающийся карикатурами, две трети которого также посвящены зрителям: «Между петербургским и московским русским театром... существует большая разница. Эта разница преимущественно происходит от публики той и другой столицы. Собственно говоря, в Москве нет театральной публики. В Петровский Театр в Москве стекаются люди разных сословий, разной степени образованности, разных вкусов и потребностей. Тут вы увидите и купцов без бород, и купцов с бородами, и студентов, и людей, которые живут в Москве потому только, что им весело в ней жить и которые имеют привычку бывать только там, где им весело... Тут вы найдете людей, для которых и «Филатка с Мирошкою» — пьеса забавная и интересная; и людей, для которых и европейский репертуар представляет не слишком иного сокровищ... людей, которые в драмах Кукольника видят образцовые произведения, и людей, которые, кроме скуки, ничего в них не видят.
Театрал
Словом, в Московской театральной публике почти столько же вкусов и судей, сколько лиц, из которых она составляется...» — писал В. Г. Белинский, и потому московские зрители представляются карикатуристу, как лебедь, рак и щука, тянущие репертуар в разные стороны.

«Не такова публика Александрийского театра, — продолжает он. — Это публика в настоящем, в истинном значении слова: в ней нет разнородных сословий — она вся составлена из служащего народа известного разряда, в ней нет разнородных направлений, требований и вкусов: она требует одного, удовлетворятся одним; она никогда не противоречит самой себе, всегда верна самой себе. Она индивидуум, лицо; она — человек, прилично одетый, солидный, не слишком требовательный, не слишком уступчивый, человек, который боится всякой крайности, постоянно держится благоразумной середины...
Театрал
Зато, если в Александринском театре хлопают, то уж все; если недовольны, то опять все. Ни драматический писатель, ни актер, если они люди сметливые, не рискуют попасться впросак; один пишет, другой играет всегда наверняка, зная, чем угодить своей публике».

И потому на карикатуре — александрийская публика едина в своем порыве. Это она устанавливает, что и как играть на сцене, словно за веревочку поворачивая драматургию и актеров в благоприятном для себя ракурсе.Театрал
Но это, так сказать, аллегорическая картина зрителя. Рудольф Жуковский же изображал зрителей вполне конкретных. На одной из его карикатур Фаддей Булгарин и гостинодворцы, публика ярусов; на другой — тот же Булгарин склонился в поклоне перед своим начальником по III отделению Дубельтом.
Большое место отводилось зрителям на страницах сатирической «Искры», которая начала выходить в 1859 году под реакцией поэта В. С. Курочкина и художника Н. А. Степанова, а также — юмористических журналов, появившихся одновременно с нею или чуть позже — «Гудок» (1862—1863), «Оса» (1863—1865) и др.

ТеатралЧаще всего карикатуристам этих журналов зрители нужны, чтобы через них передать свое отношение к тому или иному спектаклю. Вся суть — в их диалоге, который сочиняли сами художники. «Почему новая пьеса г-на Потехина называется «Доля — горе?» — интересуется один. — «Потому что автору из сбора следует доля, а публике — предстоит горе смотреть эту пьесу». Или — «Ну что, каково идет «Мишура»? — «Да этой мишурой и автор и актеры — все обмишурились».
Это о постановках «Мишуры» Л. Потехина (1862), «Горе — доля» Н. Потехина (1864). Обе карикатуры принадлежат Н. Иевлеву. А «театралов» Я. Громова даже постановка не интересует. Франта в полосатых панталонах более всего привлекает костюм Хлестакова: «Талант, удивительней талант! Непременно закажу себе такие же брюки... Нет, а пиджак-то каков, пиджак-то! Право не знаю, сумеет ли мой портной такой пиджак сделать».
Театрал

Зато в ложе молодую пару интересует несколько другое: «Как мило обставлен «Ревизор»... жаль только, что городничий одет таким уродом. Зато Хлестаков... И с каким чувством, как натурально...» — «Натурально целовал дочь городничего — не правда ли?» — с намеком произносит молодой человек.
Театрал

Вспоминая начало 60-х годов, П. Гнедич писал: «Это был период жизни нашего Александрийского театра, когда высокие сапоги бутылками и сибирка черного сукна появились в партере, как неизбежный элемент... Волосы обильно были намаслены, и запах от купеческих голов смердил по всему театру... Случалось, что в ложе четвертого яруса от жара вылетала пробка из горлышка бутылки. Тогда владелец кислых щей быстро подхватывал ртом льющуюся через край мутную влагу, а артисты этим не смущались и по-прежнему отжаривали мелодраму или водевиль».
Театрал
Анонимный художник «Искры» (Н. Степанов к этому времени из журнала ушел) и изобразил такую ложу, битком набитую зрителями: «Жаль, что не взяли куму с племянницами. Важно играют. Да и места довольно. Пятеро-то бы еще поместились».
Позже на страницах журналов продолжают встречаться театралы всех рангов, но уже гораздо реже. Карикатуристов стало больше интересовать происходящее на сцене.

Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

комедия, семейное кино
Франция, Швейцария, 2016
комедия, приключения, семейное кино
Канада, Южная Корея, 2016
драма, социальная драма
Россия, Бельгия, Германия, Франция, 2017
драма, социальная драма
США, 2017
научная фантастика, приключения
Испания, 2017
комедия
Франция, 2016
комедия
США, 2017
боевик, приключения, фэнтези
США, 2017
мистика, триллер, фильм ужасов, фэнтези
США, 2015
все фильмы в прокате >>