Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Олег Окулевич

Олег Окулевич фотографии

Окулевич Олег Георгиевич

10 декабря 1921, Тавриз, Иран — 25 июля 2006, Санкт-Петербург.

Советский театральный актёр.

Родился 10 декабря 1921 года в Тавризе (Иран), где временно работали его родители. Переехав с семьей в Москву и окончив среднюю школу, он поступает в театральное училище им. Щепкина на курс к педагогу и режиссёру Николаю Васильевичу Демидову.

Во время Великой Отечественной войны в составе фронтовых бригад ГИТИСа ездит с концертами по частям действующей армии.
После окончания Московского театрального училища имени Щепкина при Малом театре играл в театрах Москвы (1942-1949 и 1950-1951), Русском драматическом театре в Петрозаводске (1949-1950 и 1951-1954).

В 1955 году начал работу в Ленинграде, в театре им. Ленинского комсомола. Множество работ было создано Окулевичем на сценах театров Ленкома, им. Ленсовета, но более всего — в театре им. Комиссаржевской (с 1959).
В 70-80-е годы играл в театрах Северодвинска, Пскова, Мурманска, Таганрога и других городов.
Много лет Олег Георгиевич посвятил жанру «театра одного актера».
Ему довелось работать с Георгием Товстоноговым, Рубеном Агамирзяном, Игорем Владимировым, Александром Белинским.

Автор трагедии «Джордано Бруно» (1965 г.; Изд-во: М.: Искусство).

Работал на радио (Дзержинский в "Рассказах о Дзержинском" Юрия Германа, Паганини в "Вариациях на темы Паганини", Ибикус в "Приключениях Невзорова, или Ибикус" Алексея Николаевича Толстого), снимался в кино и телеспектаклях (От автора в "Золотой розе" К. Паустовского, судья в "Третьей империи" Б. Брехта, Мак Грегор - "Мое сердце в горах" У. Сарояна, Муратов в "Зыковых" М. Горького, Пущин "Лучом лицейских ясных дней" о Пушкине, от автора - "Маленькая железная дверь в стене" В. Катаева, от автора "В прекрасном и яростном мире" А. Платонова).

Похоронен на Волковском лютеранском кладбище.
театральные работы
1941-1950
«Привидения» Г. Ибсена — Освальд
«Они жили в Ленинграде» О.Бергольц — Никита
«Хлеб наш насущный» Н.Вирта — Рогов
«Забавный случай» К.Гольдони — Филиберт (Театр Промкооперации, реж. Ю. Коршун, худ.рук. Ю. Завадский)
«Последние» М.Горького — Пётр и Яков (4-й Гастрольный театр — худ.рук. Н.В.Демидов)

1950-1955 Республиканский театр русской драмы Петрозаводска, режиссёры И.С.Ольшвангер и М.В.Сулимов
«Гамлет» В. Шекспира — Гамлет
«Поздняя любовь» А. Островского — Маргаритов
«Двенадцатая ночь» В. Шекспира — герцог Орсино
«С любовью не шутят» П. Кальдерона — Дон Алонсо
«Закон Ликурга» по «Американской трагедии» Т.Драйзера — Артур Кинселла

1955-1969
«Униженные и оскорблённые» Ф.Достоевского — Иван Петрович
«Дети солнца» М.Горького — Протасов
«Бесприданница» А.Островского — Карандышев
«Преступление и наказание» Ф.Достоевского — Раскольников
«Ещё не вечер» В.Пановой — Олесов
«Смерть Ивана Грозного» А. К. Толстого — Иван Грозный
«Джордано Бруно» О.Окулевича — Джордано Бруно
«Иду на грозу» Д.Гранина — Крылов

1970-80 гг.
«Альберт Эйнштейн» Н. Погодина — Альберт Эйнштейн
«Борис Годунов» А. С. Пушкина — Борис Годунов
«Отелло» В. Шекспира — Отелло
«Зимняя сказка» В. Шекспира — король Леонт
«Смерть Ивана Грозного» А. К. Толстого — Иван Грозный

Моноспектакли
«Борис Годунов», «Моцарт и Сальери», «Скупой рыцарь» А.С. Пушкина
«Последняя лента Краппа» С. Беккета
«Два приключения Лемюэля Гулливера» Ежи Брошкевича
«Пётр Петрович Каратаев» по рассказу И. Тургенева

последнее обновление информации: 25.05.17

11 декабря в Доме актера состоялся вечер, посвященный 80-летию со дня рождения и 60-летию творческой деятельности актера Санкт-Петербургского "Классического театра".

Олег Окулевич, говорили мне, легенда российского театра, и непременно добавляли: живая легенда! К счастью, я видел Окулевича на сцене. И не спешил познакомиться с ним лично, хотя и представлялись удобные случаи. Так, например, после премьеры спектакля "Среди миров" я побеседовал со всеми авторами и исполнителями - кроме Окулевича. Его "легендарность" помешала мне подойти к нему. Оробел... Предлагаемое вашему вниманию интервью артиста - краткая выжимка из увлекательной, длившейся не один час беседы.

- Любопытная подробность: я родился в Персии, в городе Тавризе, где работал отец и где он познакомился с мамой. Оба они - русские, советские подданные. В Советский Союз мы с братом приехали, разумеется, вместе с родителями, в 1933 году, когда мне было 12 лет. В 38-ом отца арестовали, из заключения он не вернулся. Мама как "чэ-сэ-ир" - "член семьи изменника родины", отсидела восемь лет. Чтобы закончить школу, мне пришлось подрабатывать грузчиком. Я мечтал стать летчиком, но понимал, что в авиацию вряд ли возьмут из-за анкетных данных. Решил: а не податься ли в артисты? Но и в ГИТИС меня не приняли. И я поступил работать во вспомогательный состав Театра имени Моссовета. Через год в Щепкинское училище - там объявили дополнительный прием - меня друг затащил буквально за шиворот. Традиционный для всех театральных вузов показ - стихотворение, басня, прозаический отрывок. Показался - и в магазин за куревом. Возвращаюсь, а сокурсники чуть ли не качать меня взялись. Так им понравилось, как я читал. Хотя никто из нас еще не знал, кого берут, кого - нет.

- Вашему поступлению в театральный не предшествовала даже художественная самодеятельность?

- В общем-то, нет. Но, справедливости ради, нельзя не сказать, что дебютировал я еще в детском возрасте. Папа очень любил театр, участвовал в самодеятельности в советской колонии Тавриза, где и вывел меня на сцену. А в десятом классе я выступил в роли Сатина - мы сыграли на школьном вечере четвертый акт пьесы Максима Горького "На дне". Вот тогда и возникла идея поступать в ГИТИС.

- Щепкинское училище подразумевает работу в Малом театре, при котором оно существует. В вашей биографии было много театров...

- Малого не было. Зато была война. Эвакуация в Челябинск, возвращение в Москву, участие во фронтовых бригадах артистов, затем - московские театры, Петрозаводск, Ленинград...

- Если не секрет, что привело вас на берега Невы?

- Режиссер Илья Ольшвангер пригласил меня в Театр имени Ленинского Комсомола на роль Ивана Петровича в "Униженных и оскорбленных" Достоевского. Там произошел один любопытный эпизод. В финальной сцене режиссер вложил в уста Ивана Петровича монолог Мити Карамазова: "Да почему же бедны люди?! Почему почернели от черной беды? Почему не накормят дите? И хочется всем сделать что-то такое, чтобы не плакало больше дите, чтобы не плакала больше иссохшая черная мать. И чтобы сделать это сейчас же, несмотря ни на что..." А в театре было так заведено, что режиссеры начинают работу, а потом подключается главный режиссер Георгий Товстоногов и берет все в свои руки. Или не берет. Последнее случалось крайне редко. И вот первый "прогон" - показ спектакля Товстоногову. Весь подготовительный период репетиции до финала так и не доходили. А тут дошли. И выплеснулось! Получилось неплохо, я сам почувствовал. Товстоногов велит: "Повторите". "Как это повторить? Я не могу - вот так, с ровного места, да и после того, как все уже реализовалось!" Товстоногов непреклонен: "Мы, сколько нас здесь есть, не уйдем, пока вы не повторите!" Я понимал, что от меня в какой-то степени зависит судьба спектакля. Что ж, повторяю: и чувствую, как во мне что-то ломается. Рушится весь процесс нажитого. Я подошел к Товстоногову и сказал: "Георгий Александрович, мы не можем вместе работать". "Почему?" Я стал объяснять, что у меня другая школа, что исповедую иную театральную религию. Он, видимо, почувствовал неладное - оставил меня в покое. Говорят, эта роль стала одной из удачных моих работ. После перехода в БДТ, Товстоногов, надо отдать ему должное, дважды через других лиц предлагал мне прийти и показаться. Я не пошел.

- Олег Георгиевич, в чем суть той, другой школы? Кто ее основоположник?

- Мой учитель, Николай Васильевич Демидов.

- Сподвижник Станиславского?

- Да. Но в развитии системы Станиславского Николай Васильевич пошел дальше. Я пришел в театр в то время, когда театр становился сугубо режиссерским. Актерская работа, творчество актера, сам актер оказались лишь материалом, которым оперирует режиссер. При современной постановке дела актерского творчества на сцене - мизер! Если оно вообще присутствует. А Демидов считал, что задача режиссера воспитывать в актере творца. Режиссеры от актера требуют повторения достигнутого в процессе репетиций результата. А Демидов говорил о процессе творческой жизни в образе, который происходит на глазах у зрителя. Процесс может проходить по-разному, но если я перевоплотился в кого-то, значит, мне свойственно все, что и ему. Почему-то сегодня постоянно забывают о такой важнейшей вещи, как актерское перевоплощение. Упрощенно говоря, Демидов, ничуть не умаляя значения режиссера, уподоблял его спортивному тренеру. Или - садовнику, помогающему расти живому растению. Я, еще будучи студентом, уверовал в его идеи, а со временем они для меня приобрели силу убеждения.

- Олег Георгиевич, ваш Театр с большой буквы складывался, как калейдоскоп, из театров Москвы, Петрозаводска, Мурманска, Пскова, Северодвинска; из ленинградских - Ленкома, Комиссаржевки, Ленсовета. Называю не в хронологическом порядке и, может быть, не все.

- В большинстве случаев причины тому - творческие. Так, в драмтеатр города Северодвинска меня пригласили на роль Эйнштейна. Работу там я совмещал с работой в Театре имени Ленсовета. Во Псков позвали на роль Бориса Годунова. Позже сыграл Ивана Грозного в Театре имени Комиссаржевской, уже при Рубене Агамирзяне, в знаменитой трилогии Алексея Константиновича Толстого. В Таганроге - Отелло, в Мурманске - король Леонт в "Зимней сказке" Шекспира. Там же поставили "Смерть Иоанна Грозного", где я снова Иоанн.

- Олег Георгиевич, зрители Питера помнят вас как исполнителя ролей Протасова в "Детях солнца", Раскольникова, Карандышева в "Бесприданнице" в спектаклях театра имени Комиссаржевской, и многих других театральных работ, но вы довольно много работали на телевидении, на радио.

- Телевидение и радио особенно меня выручали - и творчески, и материально, - когда я оставался вне театра. На телевидении, я называю так, навскидку - "От автора" в "Золотой розе" Паустовского, судья в "Третьей империи" Брехта, Мак Грегор - "Мое сердце в горах" Сарояна, Муратов в "Зыковых" Горького. Был также телеспектакль "Лучом лицейских ясных дней" о Пушкине, без Пушкина, но с Пущиным. Я - Пущин. Также на телевидении - "От автора" - Катаев, "Маленькая железная дверь в стене", "От автора" - "В прекрасном и яростном мире" Платонова.

Не так давно меня остановили на улице. "Простите, ваша фамилия такая-то?" - "Да, но..." - "Нет, нет, вы меня не знаете. Я просто хотел вас поблагодарить..." По телевидению повторяли телефильм "На большой дороге", где я играл роль Борцова. И вот человек запомнил, узнал, подошел...

На радио - Дзержинский в "Рассказах о Дзержинском" Юрия Германа, Паганини в "Вариациях на темы Паганини", Ибикус в "Приключениях Невзорова, или Ибикус" Алексея Николаевича Толстого и многие другие роли. В кино мной сделано не так много. Из более или менее известных картин - "Если я полюблю", "Улица Ньютона, дом 16".

Жена моя, Маргарита Николаевна, мой "биограф" (смеется) насчитала более 90 больших театральных ролей; кино, телевидение, радио вместе взятые - еще 50 с хвостиком.

Так что почти все мои силы отданы профессии актера. Отступлений только два. Творческое наследие Николая Демидова и попытка писать для театра. Моя пьеса "Джордано Бруно" была опубликована и поставлена во многих городах Советского Союза - в Алма-Ате (первая постановка), Воронеже, Жданове, Перми, Ленинграде. И хорошо принята, как зрителями, так и критикой. Драматургией я занимался, опять же с благословения Демидова.

- Но еще есть ваши моноспектакли - жанр, в котором вы успешно работаете в последние годы, где вам приходится совмещать сразу несколько профессий - и художника, и режиссера, и рабочего сцены...

- Мы с режиссером Борисом Роттенштейном сделали "Последнюю ленту Краппа" Беккета. Так сказать, пробный камень. "Борис Годунов" - моя самостоятельная работа. А дальше - "Моцарт и Сальери", "Скупой рыцарь" Пушкина, "Петр Петрович Каратаев" по рассказу Тургенева.

- С моноспектаклями вы не только участвовали в нескольких фестивалях, но и побывали в Испании, а точнее, в Барселоне...

- Да, там проводился фестиваль "Русский театр" с целью познакомить тамошнего зрителя с русской драматургией, с русской актерской школой. Принимали меня тепло.

- Правда ли, что по окончании фестиваля Борис Роттенштейн, ныне проживающий в Барселоне, прислал вам журнал с хвалебным отзывом, озаглавленным так: "Грацио, Олег!" - "Спасибо, Олег!"

- Было такое.

- Мы не вспомнили еще один ваш театр - "Классический", в Санкт-Петербурге.

- В "Классическом" у меня две роли. Чебутыкин в "Трех сестрах" и Снегирев в спектакле "Среди миров" по Достоевскому, который мы сыграли в необычной обстановке - на черной лестнице музея Достоевского в Кузнечном переулке. В условиях, так сказать, приближенных к реальным.

- Олег Георгиевич, в преддверии восьмидесятилетия, подводя какие-то итоги, что бы вы, без лишней скромности, поставили себе в заслугу?

- Ну, наверное, то, что несмотря ни на что я остался верен заветам своего учителя Николая Васильевича Демидова. И сегодня передо мной стоит задача почти невыполнимая - популяризация его учения путем публикации его работ, хранящихся у меня. Ведь опубликована пока одна его книга - "Искусство жить на сцене". Рукописи других его работ ждут встречи с читателями.

- Учение Демидова должно жить и развиваться?

- Обязательно! Сейчас интерес к его школе заметно растет. Вы знаете, почему я так привязался к "Классическому театру"? Потому что - дай Бог, чтобы я не ошибался! - нашел там творческое взаимопонимание. Когда я вводился на роль Чебутыкина в "Трех сестрах", художественный руководитель театра Людмила Николаевна Мартынова рассказала мне свое решение роли. Я сказал: у меня оно иное. И Мартынова дала мне волю!..

Владимир Желтов

15.12.2001, "Театральный Петербург"

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

обсуждение >>

№ 2
Lans652   18.03.2016 - 11:00
В 1967 году на ЛенТВ был снят замечательный телеспектакль "На большой дороге" (А.П. Чехов). Олег Окулевич потрясающе сыграл в нем главною роль. Спектакль есть в сети на ЮТубе. читать далее>>
№ 1
Валя Котик (Вселенная)   1.07.2011 - 00:28
Благородный актёр! читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники