Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Японская анимация на Сахалине: Макото Синкай, Хироюки Окиура, Мамору Хосода и снова Синкай

«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки

В рамках 6-го сахалинского международного кинофестиваля «Край света» состоялся цикл ретроспективных показов «Азиатская анимация. Траектория внутрь»: четыре фестивальных дня на сцену кинотеатра «Октябрь» выходил продюсер Reanimedia Степан Шашкин в костюме лесного тролля Тоторо из аниме «Мой сосед Тоторо» Хаяо Миядзаки и рассказывал зрителям про режиссеров и анимационные фильмы, привезенные на Сахалин. Три автора на подступах к пятидесяти (Макото Синкай, Хироюки Окиура, Мамору Хосода), четыре картины (2004-2011), в зале - зрители всех возрастов; в последний день пенсионеров, кажется, даже больше, чем детей и подростков, что в равной степени удивительно и здорово.

Выборка не заумная, но и не попсовая: вместо главного произведения мастера (у Синкая - «Пять сантиметров в секунду», у Хосода - «Девочка, покорившая время») - вещи чуть менее очевидные. Миядзаки не представлен вовсе - завершивший карьеру мэтр, конечно, глыба, но для широты кругозора полезно дать дорогу к зрителю и тем, кто помоложе. Дух Миядзаки, впрочем, бродил по залу, проявляясь и в мягком сером костюме Шашкина, и в визуально-сюжетных построениях младших коллег. Кажется, «Траекторию внутрь» выстроили таким образом, чтобы это влияние постепенно спадало, а из-за спины мастера могли выглянуть чужие анимационные вселенные: от «Ловцов забытых голосов» и «Письма для Момо» - к «Летним войнам» и «За облаками».



«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки



Макото Синкай: «Ловцы забытых голосов» (2011) / «За облаками» (2004)

Романтик и практически фотореалист Макото Синкай, которого иногда называют «новым Миядзаки» (это не расхожая практика, а красивый оборот из нескольких рецензий), - апологет максималистских и сентиментальных сюжетов про школьные годы, забытые мечты, первую любовь и расходящиеся тропки человеческих судеб. Художник и режиссер описывает переживания подростков без какой-либо дистанции, с тем же перехлестом, надрывом и поэтическим многословием, иллюстрируя их обилием трогательных деталей, нарисованных в реалистичной манере. Дебютный полный метр Синкая «За облаками» - про любовь и дружбу в альтернативной Японии 90-х, разделенной США и СССР после Второй мировой: Союз возвел на Хоккайдо загадочную башню, буквально разделяющую небо пополам; трое школьников, живущих в южной, американской, части страны наблюдают постройку с мечтательным любопытством и грезят узнать, что же там.

Череда зарисовок об одиночестве, взрослении и любви нанизаны на нить фантастического сюжета про параллельные миры - своего рода сны Вселенной. Опадают листья сакуры, двое юношей и девушка мнутся и краснеют, тоскуют и впадают в отчаяние, закатный свет проливается на парты у окна, бликующие поезда целеустремленно бегут по рельсам, а мечтой приходится пожертвовать то ли ради любви, то ли ради обещания. Схожий джентльменский набор Синкай предъявил в наиболее успешном своем проекте - триптихе «Пять сантиметров в секунду», где вновь воспроизвел любимые образы: сакура, поезда, неприлично красивое небо, охлаждающий снег, стрельба из лука и тоска, идущая по проводам.

«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки

От характерной визуальной и сюжетной манеры Синкай несколько отступается в «Ловцах забытых голосов» - более драматургически выстроенном оммаже Миядзаки, чей «Ходячий замок» - его любимое аниме. Стойкая девочка Асуна, растущая без отца и при вечно занятой матери-медсестре, любит слушать на горе самодельное радио в компании необычного котенка Мими, пока не узнает о существовании подземного мира, где скрылись помогавшие юному человечеству боги-кетцалькоатли и расположены врата жизни и смерти. В «Ловцах» Синкай не перегружает изображение деталями (дух захватывает от фантазий и масштаба), замешивает ключевые сюжеты и образы Миядзаки (от «Навсикаи» и «Унесенной призраками» до «Рыбки Поньо»), а также проводит параллели между японской, европейской и древне-американской мифологией. Кетцалькоатль - божество из ацтекского пантеона, а сюжет про нисхождение в ад за возлюбленной и вовсе универсален: в Стране восходящего солнца он известен как миф про Идзанаги и Идзанами, в европейской культуре - про Орфея и Эвридику. Вместе с внятной историей возникает и дистанция между режиссером и героиней, это по-прежнему пронзительная, но более зрелая и поучительная история, чем предыдущие работы Синкая, но уже в «Саду изящных слов» он вновь вернется к излюбленной манере.

Следующего представленного в программе режиссера - Хироюки Окиура - с Синкаем роднит не только влияние Хаяо Миядзаки, но и сюжетные параллели: история про девочку, потерявшую отца, присутствует и в «Ловце забытых голосов», и в «Письме для Момо», а также оба постановщика при помощи альтернативной истории в некоторой степени стараются осмыслить послевоенный период страны - в «За облаками» и «Оборотнях» соответственно.


«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки



Хироюки Окиура: «Письмо для Момо» (2011)

Аниматор с тридцатилетним стажем, Окиура рисовал в составе группы художников «Акиру», «Призрака в доспехах», «Воспоминания о будущем», «Паприку» и еще два десятка аниме. В 1999-м студия Bandai предложила ему дебютировать в режиссуре с фильмом «Оборотни» - экранизацией одного из сюжетов популярной манги «Легенда о псе-волке» Мамору Осии, которую сначала собирался ставить сам автор, но студия посчитала, что это не очень хорошая идея и разжаловала его до сценариста. «Оборотни» Окиуры, визуально близкие к «Призраку в доспехах», стали политическим прочтением «Красной шапочки» с вкраплениями «Головокружения».

В антураже альтернативной Японии, которую захватила Германия после победы во Второй мировой, специальный отряд полиции ведет борьбу со свободолюбивыми подпольщиками, и на глазах у одного из бойцов себя подрывает девушка в красном плаще, что вместе с физическими увечьями от взрывной волны наносит ему еще и глубокую психологическую рану, излечить которую предположительно сможет сестра погибшей - ее точная копия. Сюжет ближе к финалу совершит обязательный кульбит, объясняющий название и фиксацию на чучелах волков, а небо над Токио так и останется серым.

Через два года Мироюки Окиура станет со-режиссером полнометражной версии «Ковбоя Бибопа» вместе с создателем сериала Синъитиро Ватанабэ, а третий (и второй сольный) проект заставит себя ждать десять лет.

«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки

«Письмо для Момо» - тоже история про встречу со смертью, когда жизнь только началась: потерявшая отца печальная девочка Момо переезжает с матерью (которая пойдет на медсестринские курсы) на окраинные острова Японии, где внезапно познакомится с тремя зловредными и пугающими, но добрыми внутри духами, которые немного бестолково, но действенно помогут ей смириться с утратой. «Письмо» напоминает более взрослую версию «Моего соседа Тоторо», фокусируется не быте небольшого городка и переживаниях девочки, периодически разукрашивая и то, и другое выходами упомянутых трех ками, один из которых, судя по всему, перманентно обдолбан. Сняв сказку-притчу про нахождение гармонии после потери близкого человека, Окиура снова затаился - и следующие пять лет в режиссерское кресло не садился.

Несколько особняком от Синкая и Окиуры стоит Мамору Хосода - режиссер, не в последнюю очередь интересующийся современностью и новыми технологиями (а не мрачными предзнаменованиями).


«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки



Мамору Хосода: «Летние войны» (2009)

Начав режиссерскую карьеру с сериалов «Дигимоны» (цифровой аналог покемонов) и «Ван-Пис», Хосода снял два полнометражных фильма про диджитальных монстров (один в паре с Сигуэясу Ямаути), затем поработал на еще одном известном сериале - «Самурай Чамплу» - и в завершении первого акта своей карьеры снял шестой полнометражный фильм из линейки «Ван-Пис». Отдельный от франшиз творческий путь он начал в 2006-м, «Девочкой, которая покорила время» - пронзительной историей про взросление, первую любовь и путешествия во времени, как бы экранизацией одноименного романа Ясатака Цуцуи 1967-го (на самом деле у книги около десятка полнометражных и многосерийных экранизаций разной степени близости к первоисточнику, и версию Хосоды точнее называть сиквелом, потому что героиня аниме - племянница героини книги). Цуцуи в 1993-м напишет роман «Паприка», который блестяще экранизирует великий (и уже покойный) Сатоси Кон.

После «Девочки» Хосоде понадобится три года, чтобы снять «Летние войны» - футуристическую подростковую комедию, в которой перемешиваются праздное лето, виртуальный мир ОЗ с элементами социальной сети, на которую подсаживаются даже начальники крупных корпораций, а также неотъемлемая поездка в деревню к родственникам. Первая красавица школы Нацуки просит о помощи двух приятелей, но «вакансия» только одна, поэтому они разыгрывают её на камень-ножницы-бумага - и в деревню на день рождения 90-летней бабушки её сопровождает математический гений Кайсо, чуть-чуть не добравший баллов для попадания на тематическую же олимпиаду. В старинном доме строгой пожилой женщины выясняется, что Кайсо должен изображать бойфренда Нацуки перед настоящей толпой родственников - потомков самурайского рода с соответствующими заскоками. В первую же ночь под чужой крышей начинает происходить всякая чертовщина: кто-то взламывает программный код страны ОЗ - и подозревают Кайсо, ночью разобравшегося с каким-то шифром, полученным от анонима. Как в виртуальном мире, так и в реальном начинается хаос, и подзабывшим о классической коммуникации людям предстоит вспомнить, что все они одна большая семья. «Войны» ловко балансируют между семейной драмой и виртуальным предапокалипсисом, переключаясь от общественного к личному так быстро, будто это соседние вкладки браузера.

«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки

Хосода демонстрирует возросшее искусство монтажа, режиссируя многие сцены попросту ювелирным по ритму и продолжительности чередованием кадров. После такой гонки запыхавшийся зритель попросту рушится в объятия примирительного семейного финала, который несколько смазывает слишком частое поминание самурайской доблести большого семейства. Тут же Хосода проговаривает свое кредо: лето - это арбузы, фейерверки и девушки. В «Девочке, покорившей время» хватает и первого, и третьего, а фейерверки бывают не только пахнущие порохом, но и, так сказать, сердечные, взрывающиеся от запахов, прикосновений и взглядов. Случается по Хосоде это, правда, только в июле - оба фильма ограничены этим месяцем.

После «Летних войн» режиссер снял два аниме про не совсем обычных детей - «Волчьи дети Амэ и Юки» и «Дитя чудовища» (последний в России уже не прокатывали).

Разумеется, представленная на Сахалине троица режиссеров, мягко говоря, далеко не исчерпывает пантеон анимационных мастеров Японии, но для начала прекрасной дружбы - это вполне подходящие кандидаты.

«Край света»-2016: Лето - это арбуз, фейерверки и девушки

Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

драма
Россия, 2016
биография, драма, криминальный фильм, мистика, триллер
США, 2017
драма, социальная драма
Германия, 2017
детский фильм, семейное кино
Канада, 2017
боевик, комедия, семейное кино
Япония, 2015
боевик
Канада, 2018
триллер
Бельгия, Ирландия, Испания, Франция, 2017
боевик, комедия, криминальный фильм, мистика, фильм ужасов
США, 2018
мелодрама, мистика, фэнтези
США, 2018
драма, мистика, приключения
Россия, 2018
биография, драма, исторический фильм
США, 2017
все фильмы в прокате >>